Технологии в процессе

04.11.2020

Алексей Кот, Сергей Корниенко

Юридическая практика 

Возможности онлайн-арбитража сегодня эффективно реализуются и качественно увеличиваются, являясь ключевыми преимуществами для сторон при использовании в арбитражном процессе различных технологий.

Понятие «онлайн-арбитраж» все чаще встречается в профессиональной среде. Под ним можно понимать как механизм разрешения споров онлайн (РСО), так и процедуру осуществления традиционного арбитража с применением информационных технологий.

Онлайн-платформы

Сегодня существует множество онлайн-платформ для разрешения споров, но самыми распространенными следует считать Политику разрешения споров в области доменных имен – Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy (UDRP) и Европейскую платформу для РСО – Online dispute resolution (Платформа ODR).

UDRP была разработана Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) и принята международной некоммерческой организацией Корпорацией по управлению доменными именами и IP-адресами Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN) – аккредитованными регистраторами во всех доменах верхнего уровня в 1999 году. Данная процедура направлена на защиту владельцев торговых марок путем разрешения в режиме онлайн споров, возникающих как следствие противоправной регистрации доменов. Жалобы подаются одобренным провайдерам услуг по разрешению споров, каждый из которых следует Принципам единых правил рассмотрения споров о доменных именах. В Украине UDRP начала действовать в самом популярном публичном домене com.ua с 19 декабря 2019 года после подписания соглашения между реестром домена компанией «Хостмастер» и ВОИС.

Платформа ODR, основанная в соответствии с Регламентом Европарламента и Совета по онлайн-разрешению потребительских споров № 524/2013 и Директивой Европарламента и Совета по альтернативному разрешению потребительских споров № 2013/11 от 21 мая 2013 года, служит координационным центром для трейдеров, потребителей, провайдеров и применяется для урегулирования споров, проистекающих из договоров между европейскими поставщиками и потребителями, заключенных онлайн. С момента запуска через Платформу ODR было инициировано более 120 тысяч потребительских споров, а в докладе Еврокомиссии за 2019 год указывается, что около 42 % споров было урегулировано с использованием Платформы ODR. Вместе с тем сегодня остается проблемой недостаточная осведомленность контрагентов о существовании Платформы ODR, а по состоянию на 2019 год 40 % ритейлеров не знали о ее наличии.

Перспектива дальнейшего развития РСО была ясно обозначена также принятием ЮНСИТРАЛ в 2017 году. Технических комментариев по урегулированию споров в режиме онлайн (Комментарии). Хотя разработанный документ не имеет обязательной силы, ожидается, что Комментарии внесут существенный вклад в разработку систем для урегулирования споров, возникающие из трансграничных договоров с низкой стоимостью, заключенных с использованием электронных средств связи. Важность Комментариев состоит в широком потенциале их применения для разработки систем РСО. В частности, в пункте 2 Раздела 2 Комментариев указывается, что урегулирование споров в режиме онлайн (УСО) охватывает широкий набор подходов и форм (в т.ч. рассмотрение спора омбудсменом или комиссией по рассмотрению жалоб, переговоры, согласительную процедуру, посредничество, содействие урегулированию, арбитраж и другие). Выделяют следующие этапы УСО: переговоры, содействие урегулированию и заключительный этап. Примечательно, что переговоры определяются как обеспеченные информационно-коммуникационными технологиями переговоры, в ходе которых заявитель требования и ответчик коммуницируют непосредственно друг с другом через платформу УСО. Тем не менее, в отношении создания некой глобальной платформы на основании Комментариев все же сохраняется скепсис не только ввиду их необязательности, но и проблематичности принудительного исполнения решений, неопределенности права, применимого к спорам, а также императивности норм национального права, защищающего потребителя.

Развитие технологий

В традиционном арбитраже процесс также не остался вне влияния информационных технологий. Например, статьи 1-2 арбитражного регламента Лондонского Международного Третейского Суда 2014 года (Регламент ЛМТС) предусматривают возможность отправки Регистратору просьбы об арбитраже (со всеми сопроводительными документами), а также ответа в электронной форме. При этом истец и ответчик могут воспользоваться стандартной электронной формой просьбы/ответа, доступной онлайн на сайте ЛМТС, а в статье 4.1 Регламента ЛМТС закреплена возможность доставки любых письменных сообщений Суда, Регистратора или любой стороны по электронной почте или другими электронными средствами связи.

В части 1 статьи 12 Арбитражного регламента Венского международного арбитражного центра 2018 г. (Венские правила) закреплено требование об обязательной подаче иска в электронной форме вместе с бумажной. При этом требование о бумажной форме арбитражного решения не лишает сторон права получить такое решение в электронной форме (часть 5 статьи 36 Венских правил).

Впечатляющим в контексте обеспечения электронного документооборота в арбитражном процессе является текущий подход Гонконгского международного арбитражного центра, который привязывает факт получения стороной, арбитром, чрезвычайным арбитром или самим арбитражем любого письменного сообщения к размещению его в любом безопасном сетевом репозитарии, согласованном сторонами для использования (статья 3.1 Арбитражного регламента ГМАЦ).

Умереннее в этом отношении выглядит регулирование вопроса документооборота в арбитраже Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при Торгово-промышленной палате (ТПП) Украины. По общему правилу, документы, касающиеся открытия производства и осуществления арбитражного разбирательства, предоставляются в письменной форме, однако секретариат МКАС вправе предложить сторонам представить такие документы в электронной форме (часть 1 статьи 11 Регламента МКАС при ТПП Украины).

Отдельного внимания заслуживает применение в международном арбитраже средств коммуникации при предоставлении доказательств, а также электронная форма доказательств. Характерным в связи с этим является определение документа как любого текста, сообщения, изображения, чертежа, программы или данных, зафиксированных или содержащихся на бумаге либо посредством электронных, аудио, визуальных или других средств в Правилах Международной ассоциации юристов по получению доказательств в международном арбитраже 2010 года (Правила МАЮ). При подаче запроса о предоставлении документов в электронной форме, запрашивающая сторона может самостоятельно либо должна по распоряжению состава арбитража идентифицировать конкретные файлы, критерии поиска, конкретных лиц или другие способы поиска таких документов эффективным и экономичным способом (часть 3 статьи 3 Правил МАЮ).

В Регламенте МКАС при ТПП Украины под электронными доказательствами понимается информация в электронной (цифровой) форме, в том числе электронные документы, веб-сайты, текстовые, мультимедийные и голосовые сообщения, базы данных и другие данные в электронной форме, хранящаяся на портативных устройствах, серверах, системах резервного копирования. Электронные копии таких доказательств должны быть заверены электронной цифровой подписью (часть 3 статьи 52 Регламента МКАС при ТПП Украины).

Отвечают рассматриваемым тенденциям развития международного арбитража также Правила эффективной организации процесса в международном арбитраже (Пражские правила) 2018 года. Невзирая на общее правило-рекомендацию избегать любой формы раскрытия доказательств, в том числе электронного раскрытия доказательств (e-discovery), стороны и состав арбитража должны стремиться организовать арбитражное слушание как можно более эффективным с точки зрения затрат образом, в том числе путем использования видео-, электронной или телефонной связи для исключения ненужных затрат на командировки арбитров, сторон и иных участников процесса (статьи 4.2., 8.2. Пражских правил).

Следует также отметить, что сегодня на уровне институционных арбитражей уже существует опыт внедрения специальных платформ, способствующих высокотехнологическому ведению арбитражного процесса. Так, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (ТПС) в сентябре 2019 года объявил о запуске Платформы ТПС, с помощью которой стороны и арбитражный трибунал могут обмениваться документами и сообщениями. Как разъяснила ТПС, теперь отсутствует необходимость пересылки по электронной почте конфиденциальных или объемных файлов и документов, поскольку вся документация в делах выгружается на индивидуальный сайт конкретного арбитражного дела, который предоставляется на Платформе ТПС для каждого отдельного разбирательства одновременно с регистрацией дела, а доступ к сайту имеют только участники производства.

Несомненно, тенденция развития онлайн-арбитража наталкивается на сдерживающие факторы, связанные с определением надлежащего права при РСО, требованием письменной формы для арбитражных решений, самой исполнимостью онлайн-решения, необходимостью обеспечить конфиденциальность арбитража и подлинность электронных документов. Однако как показывает практика, возможности онлайн-арбитража сегодня эффективно реализуются и качественно увеличиваются. Предлагаемые удобство и оперативность являются ключевыми преимуществами для сторон при использовании в арбитражном процессе различных технологий, а указанные трудности носят лишь временный характер и не могут остановить общий ход постепенной диджитализации международного арбитража.