Россия в судебной осаде. Сможет ли «Нафтогаз» получить компенсация за потерянные в аннексированном Крыму активы

06.08.2019

Алексей Кот

УНІАН

«Нафтогаз» по своему иску предоставил в Гаагский суд оценку убытков от захвата Россией активов группы в Крыму — 5,2 млрд долларов. НАК ожидает вердикт международного трибунала не ранее конца 2020 года. УНИАН разбирался, сможет ли госкомпания получить компенсацию от Кремля, если даже решения суда будет в пользу Украины.

Национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины» и предприятия, входящие в группу госхолдинга, подали в Трибунал при Постоянной палате Третейского Суда в Гааге исковое заявление о размере компенсации убытков, причиненных экспроприацией Россией активов НАК в аннексированном Крыму.

«Группа «Нафтогаз» просит Суд обязать Российскую Федерацию выплатить в пользу истцов 5,2 млрд долларов. Ожидается, что Трибунал вынесет решение о компенсации убытков не ранее конца 2020 года», — говорится в сообщении госкомпании.

Украинская настойчивость против российской наглости

История судебного разбирательства в международном правом поле следующая: арбитраж против Российской Федерации был начат в октябре 2016 года по совместному заявлению НАК «Нафтогаз Украины» и шести предприятий группы — ГАО «Черноморнефтегаз», АО «Укртрансгаз», ООО «Ликво», АО «Укргаздобыча», АО «Укртранснафта», ГК «Газ Украины». Претензии основаны на нарушении Соглашения между Кабинетом министров Украины и Правительством Российской Федерации «О поощрении и взаимной защите инвестиций», более известном как украинско-российское соглашение о защите инвестиций.

Устные слушания по вопросам юрисдикции и ответственности состоялись во Дворце мира в Гааге в мае 2018 года. Постоянный третейский суд в Гааге подтвердил свое право на рассмотрение дел об имущественных отношениях в оккупированном Россией украинском Крыму, а также признал, что РФ нарушила ряд положений «инвестиционного» договора, отобрав крымские активы группы «Нафтогаз».

«Мы смогли доказать, что Россия, как государство, виновата в потере наших активов и должна за это отвечать, то есть, предоставить НАК «Нафтогаз Украины» компенсацию», — заявил тогда глава НАК Андрей Коболев.

Суд решил разделить производство по иску «Нафтогаза» на две стадии. Первая — признание Москвы нарушителем договоренностей (что уже состоялось). Вторая – определение размера компенсации убытков. И вот сейчас НАК определилась со своими претензиями в денежном эквиваленте.

«Нафтогаз» владел ценными энергетическими активами в Крыму и был одной из основных мишеней Российской Федерации с учетом активов компании после незаконного вторжения и оккупации полуострова в 2014 году», — говорится в сообщении украинского нефтегазового холдинга.

Правда, изначально сумма компенсации со стороны «Нафтогаза», плюс ожидаемые проценты, составляла 8 млрд долларов. Теперь она сократилась на 3 млрд долларов.

РФ сразу попыталась поставить решение Гаагского суда сразу под сомнение, однако не сумела это сделать, поэтому стала игнорировать рассмотрение дел. Третейский суд состоит из трех полномочных представителей, Кремль отказался выдвигать своего, поэтому его назначили в Гааге. К тому времени в Гаагский трибунал и другие международные инстанции подали иски около 480 украинских предприятий, активы которых были «национализированы» оккупантами Крыма. Они проходят несколькими пакетами правовых претензий. По итогам рассмотрения дел, Гаагский суд признал правоту ряда украинских компаний, в том числе, госбанка Украины — «Ощадбанка». Россия обжаловала вынесенные по искам в пользу нашей страны миллионные претензии и, понимая неизбежность ответственности за содеянное, решила в судах все-таки участвовать.

«При сохранении общего подхода — Россия по-прежнему не считает арбитражи компетентными в данной части — Российская Федерация будет принимать участие в будущих процессах, которые Украина и другие страны уже инициировали или могут инициировать в международных арбитражных судах. Мы видим, что в отношении Российской Федерации идет самая настоящая юридическая война, в том числе далеко не всегда добросовестными способами. И это требует более жестких действий, в том числе на ранних этапах», — заявил глава Минюста РФ Александр Коновалов.

Кроме того, Россия, попавшая в осаду решений международных судов, придумала, как юридически «выкрутиться», — отказалась от ратификации Римского устава Международного уголовного суда в Гааге и признала на законодательном уровне право решать все проблемы исключительно на основе своей Конституции. Хотя подписание Москвой в 1998 году Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций с Украиной означает ее автоматическое согласие на рассмотрение хозяйственных споров в третейском суде, сейчас в России такой подход отрицают. А это значит, что добровольно компенсацию Кремль не выплатит.

Наказать нельзя простить

Доктор юридических наук, управляющий партнер юридической фирмы «Антика» Алексей Кот считает, что на сегодня решение Гаагского суда сложно спрогнозировать. С одной стороны, Украиной было собрано достаточно доказательств нарушений со стороны России. Более того, принимая во внимание позицию суда в части признания частичного нарушения РФ инвестиционного соглашения, вероятность позитивного для Украины решения достаточно высока.

«Вместе с тем, основная борьба развернется вокруг определения размера ущерба, который Россия будет стараться минимизировать, а также способа защиты судом нарушенных прав украинских компаний. Нельзя исключать и решения, обязывающего вернуть Украине активы, которое, в данных политических условиях и при нынешнем характере отношений Украины с Россией, будет фактически бесполезным из-за невозможности его исполнить», — отмечает юрист.

По его мнению, в случае присуждения денежной компенсации, у Украины появится достаточно много способов воздействия на Россию, чтобы принудить ее в той или иной мере выполнить решение Трибунала.

«К примеру, даже если Россия откажется платить, в мире большое количество активов российских компаний, полностью принадлежащих государству, — тот же «Газпром». Опыт различных судебных споров свидетельствует, что такие активы можно арестовать и взыскать с них в странах, где они находятся, и где местные суды не будут отказывать в исполнении решения Трибунала. В любом случае, конец 2020 года – это достаточно оптимистичная оценка. Между тем, со стороны России следует ожидать попыток максимального затягивания рассмотрения дела. Нельзя забывать, что, несмотря на формальную независимость и непредвзятость в такого рода делах, Трибунал все равно подвержен влиянию геополитической ситуации в мире. Если таковая изменится в контексте конфликта между РФ и Украиной, решение может быть принято и не в пользу Украины», — резюмировал Кот.

По словам управляющего партнера, адвоката АО Glagos Дмитрия Шаповала, вероятнее всего, решение Гаагского трибунала будет в пользу «Нафтогаза», поскольку подобные иски в отношении имущества украинских компаний в аннексированном Крыму уже рассматривались этим судом, и он был на нашей стороне.

«Относительно того, выплатит ли РФ присужденные денежные средства, то тут трудно сказать – вопрос исполнения возможного вердикта суда будет решаться в Москве. Однако, если посмотреть, как Россия выполняет другие подобные решения, то, скорее всего, добровольного исполнения ожидать не стоит. В этом случае возможно принудительное исполнение решения суда путем взыскания за счет активов РФ как в Украине, так и по всему миру. Недавний опыт ряда украинских компаний относительно решений того же Гаагского трибунала свидетельствует о вполне реальных шансах их выполнить и «Нафтогазом», конечно, в случае положительного результата рассмотрения дела», — подытожил юрист.

Как бы там ни было, но решения арбитражей по искам отечественных предприятий в связи с потерей активов в аннексированном Крыму, что происходит согласно цивилизованным правилам, играют только на пользу Украины. Они демонстрируют миру Россию как главного нарушителя международного права. Единственное, чего бы не хотелось, чтобы менеджмент госкомпаний получал миллионные премии за выигранные дела против северной соседки ранее, чем она заплатит по долгам.