«Зеленый» тариф 2021

12.10.2020

Александр Буртовой 

Commercial Property

Энергетический сектор в Украине давно был и остается одной из самых проблемных и устаревших с точки зрения реформ отраслью. Даже новые законы о рынке природного газа и рынке электрической энергии, принятые под давлением Европейского Союза, скорее заложили фундамент для внедрения будущих реформ, чем решили имеющиеся проблемы.

В то же время 2020 запомнится всем энергетикам прежде всего войной между государством в лице Министерства энергетики Украины и производителями электроэнергии из возобновляемых источников (ВИЭ).

С конца 2019 года и в течение первой половины 2020 года с «зеленой» энергетики, в зависимости от инициатора очередной волны информационных поводов, делали или врага и главную проблему существующего положения энергетической системы, либо же наоборот – показывали обманутой жертвой государства, которое не хочет должным образом выполнять свои обещания.

Но несмотря на все перипетии, 10 июня 2020 года все же подписали Меморандум о взаимопонимании относительно урегулирования проблемных вопросов в сфере возобновляемой энергетики в Украине, в котором закреплены основные параметры достигнутого согласия. Для исполнение этого Меморандума государство должно было разработать и принять соответствующие изменения в Законе Украины «Об альтернативных источниках энергии».

Соответствующий Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования условий поддержки производства электрической энергии из альтернативных источников энергии» был принят 21 июля 2020 года и вступил в силу 1 августа 2020 года. Но стал ли он тем решением проблемы, которое было заложено в Меморандуме? Является ли достигнутая договоренность решением имеющихся проблем в контексте всего энергетического рынка и его дальнейшего развития?

События последнего месяца показывают, что ответ на оба вопроса скорее «нет», чем «да».

Безусловно, главные изменения — это уменьшение «зеленого» тарифа достигается путем применения понижающего коэффициента (от 0,975 до 0,4 в зависимости от типа ВИЭ) к имеющейся ставки «зеленого» тарифа. Закон также вводит нормативы возмещения небалансов производителя гарантированном покупателю.

Однако принято решение фактически только временно уменьшает актуальность проблемы и откладывает на будущее вопросы текущей задолженности, которая, напомню, в июне уже составила около 20 млрд гривен. Последнюю по закону государство планирует покрыть путем выпуска облигаций внутреннего государственного займа, который рано или поздно придется отдавать.

Традиционно для Украины Закон содержит и ряд неоднозначных норм. В частности, возвращена норма о применении надбавки для тех производителей «зеленой» энергии, которые применяют оборудование украинского производства. Она уже была в прошлом и зарекомендовала себя как один из надежных способов лоббирования интересов производителей «правильного» оборудования.

Для обеспечения защиты прав инвесторов формально вводится в Закон Украины «О режиме иностранного инвестирования» норма о гарантии защиты от изменений законодательства. Но такую ​​гарантию государство должно давать инвесторам на условиях Европейской энергетической хартии и двусторонних договоров о взаимной защите инвестиций, а потому соответствующие положения не стали принципиальными для инвесторов.

А вот принципиальный вопрос — погашение задолженности — до сих пор остается нерешенным. Формально закрепленные в Законе источник и процедура погашения остаются мертвой нормой. Кабинет Министров Украины пока так и не смог принять соответствующие акты для выпуска облигаций и определить порядок обращения и получения инвесторами средств.

Такая пассивная позиция правительства, безусловно, отражается и на настроениях инвесторов. Все больше звучит заявлений о том, что принятый Закон не обеспечил реализацию закрепленных в Меморандуме договоренностей, а некоторым из них и вовсе не отвечает. Производителям электроэнергии из ВИЭ ничто не помешает обратиться к Европейской энергетической хартии или в суд с иском о нарушении своих прав как инвесторов в соответствии с соглашениями о взаимной защите инвестиций. И взыскать не только задолженность, но и косвенные убытки, возникшие из-за несвоевременного расчета со стороны государства.